Рейтинг@Mail.ru
Ломоносов. Вид на нижний парк с лестницы Меньшиковского дворца.
Ломоносов. Вид на нижний парк с лестницы Меньшиковского дворца.

Июль 2015 года.

Вид на стены Новгородского кремля
Вид на стены Новгородского кремля

Февраль 2015 года.

Пешеходный мост через реку Волхов. Великий Новгород
Пешеходный мост через реку Волхов. Великий Новгород

Февраль 2015 года.

Вид на берега Хельсинки с прогулочного катера
Вид на берега Хельсинки с прогулочного катера

Финляндия. Июль 2014 года.

Озеро Байкал.
Озеро Байкал.

Июль 2012 года

Озеро Байкал.
Озеро Байкал.

Июль 2012 года

Озеро Малое Красноперское
Озеро Малое Красноперское

Ленинградская обл. п.Заходское

Озеро Грачиное
Озеро Грачиное

Ленинградская обл. п.Заходское

Павловский парк
Павловский парк

Октябрь 2013 года

Павловский парк
Павловский парк

Октябрь 2013 года

Псково-Печерский монастырь. Продолжение.

  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 4274
  • Комментариев: 0
  • Подписаться на обновления
  • Печатать
4274
Псково-Печерский монастырь. Продолжение.

Схиигумен Савва.

Обитель Святая — Печеры,
Предмет моей сладкой мечты,
Где Храмы, пещеры и горы, —
Все дивной святой красоты!
Кресты в небе золотом блещут,
А главы, как стражи, стоят;
И чья здесь душа не трепещет?
И чьи здесь сердца не горят?
Стоишь ты, как остров средь моря,
И светишь, как в бурю маяк:
Звезда ты в небесном просторе,
Ты — радость, надежда моя!
Пред Матерью Чудной, Небесной,
В молитве Корнилий Святой
Всем просит нам жизни безгрешной,
Нам просит душевный покой.
Как мать, нас встречаешь, родная,
Как друг, провожаешь домой,
Невзгоды с тобой забываем,
Душой воскресаем с тобой!
Красуйся ж, Обитель Святая,
Под солнцем вечернего дня;
Пусть вера в нас вечно живая
Тобою спасет и меня!

Вспоминая впоследствии этот воскресный день в монастыре удивлялись мы, каким протяженным он показался – иная неделя кажется короче. После ужина, наконец, пришла и наша очередь поучаствовать в уборке со стола и мытье посуды. Я была рада этому обстоятельству, хотя ещё не знала, что даже малое послушание в монастыре во благо послушнику.

Так как мы немного задержались в трапезной, с территории монастыря мы выходили через монастырскую калиточку, расположенную в западной ограде, и затем подымались по достаточно крутой заснеженной дороге, видимой лишь благодаря выпавшему снегу. В гостиницу мы попали ближе к полуночи. Ряды паломниц поредели наполовину. На полное молитвенное правило сил не было. Рухнув в кровать, провалилась сразу в сон и когда услышала тихий голос моей подруги: время вставать, - не сразу и поняла, что уже утро (пять утра).

Самоощущение в Успенском храме изменилось. Встали ближе к иконе "Умиление Божией Матери Псково-Печерской". Глаз от этой иконы было не отвести. Накрыты были её благодатной милосердной любовью весьма ощутимо. Тихо, а порою и не очень тихо, бабушки-певчие препирались из-за очередности и верности пропевания. Как ни странно, эти препирательства не мешали – это было где-то вовне от того места, где я в тот момент пребывала.

 

djmedia:37

 

По окончании службы, подошла к раке с мощами преподобного Корнилия, уже как к родному человеку, под благословение. Служба закончилась. По плану моей подруги мы должны были двигаться в сторону Пскова для осмотра его достопримечательностей. Я стала ступором в её уже налаженном движении в эту сторону. Мне пришла "блажь", что уехать из монастыря, не попрощавшись с нашим благодетелем и не попросив благословения на дорогу, нельзя. Опять же, я сделала в монастыре фотографии – кто-то должен был мне объяснить, могу ли я эти фотографии размещать на своём сайте.

Как на грех, наш благодетель был скрыт в недрах храма, иных знакомых мы не имели. У выходящих отцов-монахов попросить благословение по робости и, отчасти, неопытности, не решились.

Ситуация разрешилась другим образом. Отойдя к трапезной, увидели группу паломниц, с которыми делили комнату – они ждали распоряжений по послушанию. Рядом с ними стояла женщина, позже она представилась именем М., ищущая добровольцев на послушание по уборке дорожек от снега у Михайловского собора. Нам в голову не пришло, что такими добровольцами можем выступить мы. Одеты мы были не на бал, но точно не для уборки снега.

Слова М. проходили мимо ушей, их не задевая, – мы были озабочены иным. Видя нашу нерешительность, М. взяла нас в оборот, подкрепив существенным аргументов: потрудиться во благо обители всем полезно и многие грехи трудящимся здесь прощаются. Резонно решив, что мы должники обители, пошли за М.

По дороге она нам рассказывала, как преподобный Корнилий любил украшать монастырь цветами к празднику Успения Богоматери и, как, по преданию, обещал, что многие грехи будут прощаться тем, кто будет украшать сию обитель и трудиться на её благо. Мы слушали молча, думая о своём. Тогда мы ещё не догадывались, что Господь нам устроил испытание и нашёл человека для преподания нам важного урока терпения и смирения.

Поднявшись по "Корнилиевой кровавой горке" к Никольской церкви, пошли по дорожке к домику с инструментом. Нам было указано взять по ломику и метле. По дороге М. периодически посылала то меня, то мою подругу поднять упавшую сломанную ветку, лежавшую на снегу.

Видя превышение указанного, тут же переменяла указание. Сначала мы убирали мелкий сор у алтарной части собора, затем там же заметали "красиво" снег. Затем перешли на дорожку у лестницы, ведущей к внутренней территории монастыря. – Здесь мы начинали колоть лёд под чутким и непрерывным руководством М. Так как у меня не было никаких сил и желания каким-либо образом перечить нашей руководительнице, она быстро потеряла ко мне интерес, давая лишь периодически кратко и терпеливо указания по перемене либо орудия труда, либо дислокации и полностью переключилась на мою подругу.

Здесь было благодатное поле. Моя подруга женщина самостоятельная и всегда знала и знает, как и в какой последовательности совершать то или иное действие. Короче, "Сам с усами", как говорили в прежние времена, желая сказать о своей состоятельности. Чтобы окончательно сбить мою подругу с толку, М. пришлось много потрудиться: указания сыпались как из рога изобилия.

То надо бросить подметать снег и срочно, именно здесь, колоть лёд, то, бросив колоть лёд, в другом месте немного, для красоты, подмести снег. И т.д и т.п. К чести моей подруги, она выдержала этот натиск, в меру повозмущавшись в самом начале процесса. Когда силы были на исходе, а спина и ноги совершенно мокрыми, наша благодетельница сказала, что, пожалуй, можно завершить наши дела и с чистой совестью отправиться в трапезную на обед. Что мы и сделали.

Пока ожидали приглашения на обед, моя подруга тихо поинтересовалась, нельзя ли получить благословение у о.Иоанна Крестьянкина. Было сказано, что он не здоров, но подойти к келлии и попросить желаемое никому не возбраняется.

По прошествии времени, вспоминая об этом, думаю, какой же я была несмысленной и беспечной. Старец был жив, был рядом. Да, нездоров, но, если действительно нуждаешься в совете, в благословении на своём жизненном пути, то получишь, - ведь Господь зрит наши нужды и посылает помощь. Были у меня "жизненные занозы", с которыми я не знала что делать, но ума не хватило сформулировать свои насущные вопросы и поэтому не получила и своевременную помощь. Тогда казалось, что незачем обременять кого-либо, включая благодатных старцев, своими проблемами – с ними надо разбираться самостоятельно.

После обеда мы, наконец, увидели своего благодетеля и попрощались, он указал нам отца, у которого мы взяли благословение на обратный путь, и который разрешил мои вопросы, связанные с размещением моих фотографий в Интернете. Как нам тогда показалось, всё успеваем, долгов перед обителью нет, обратную дорогу знаем. – Бегом на поезд в Псков.

Но человек предполагает, а Господь, как говорится, им располагает. Слегка прибрав в комнате, в которой провели ночь – таков обычай – и сдав постельные принадлежности и ключи, в промокших сапогах и куртках пошли на площадь к автобусу, на котором намеревались уехать к ж.д вокзалу. Время отправления поезда в Псков мы знали и по времени спокойно успевали на поезд. С нами на остановке ожидали местные жители, что вселяло уверенность в том, что автобус придёт вовремя.

Автобус подошёл, мы сели. Лёгкое удивление вызвало то обстоятельство, что многие, ожидавшие на остановке автобус, в него не сели. Не подозревая, что сели не в тот автобус, мы забеспокоились лишь тогда, когда основная часть пассажиров вышла. Надо сказать, что это нас обескуражило. Мы не подозревали, что Печоры занимают довольно большую площадь, что это не компактный маленький городок.

Как выяснилось, мы отъехали очень далеко от вокзала. Пришлось ждать, пока автобус отстоится на своей конечной остановке и в нём же стали возвращаться на исходные позиции. Беседа с шофером и немногочисленными пассажирами привела к выводу, что на поезд, вернувшись на площадь, мы не успеваем.

Пытливый ум покоя не давал, стали выяснять, нельзя ли где-то выйти так, чтобы можно было до станции дойти пешком. Экстремалов среди пассажиров не оказалось. Шофер аккуратно высказался, что некоторые с такой-то остановки через поле ходят к станции. Это стало сигналом для моей подруги: раз кто-то ходит из местных, следовательно, и мы, люди не изнеженные, умеющие ходить на дальние расстояния, дойдём, и дойдём вовремя. Нас никто не стал отговаривать (очень разумно – кто знает, зачем этим приезжим необходим именно поезд), хотя при дальнейшем спокойном рассмотрении ситуации, самым разумным было возвращение на исходную площадь, от которой отходил и рейсовый автобус и маршрутные такси.

Но в данный момент мы находились под властью ума, поставившего задачу и решавшего её по выбранному им алгоритму. Вспоминая этот день, отдаю себе отчёт в том, в каком замороченном состоянии находились мы обе. Не надо и говорить, что мы вышли на указанной нам остановке и побежали за людьми, как оказалось, по ложному следу – люди возвращались на работу после обеденного перерыва.

Поняв ошибку, вернулись на тропу с ориентирами к озеру и полю. К озеру вышли. Улица одна шла вдоль одного берега, и другая - вдоль противоположного. Случайно вышедший во двор житель в ответ на наш вопрос махнул весьма неопределенно рукой через озеро, определяя направление движения. Переходить через озеро я боялась. Под прессингом подруги, творя про себя молитву "Отче наш", перешла по льду на противоположный берег.

Найдя между домами проход, вышли на поле и побежали по накатанной дороге вправо, а надо было идти вперёд. По дороге бегали сторожевые собаки, выпущенные хозяевами порезвиться на свободе. Вид у них был грозен, лаяли они на нас – чужаков - выразительно. Было страшно, но мы бежали дальше. Почти выдохнувшись, добежали до шоссе, с которого была видна ж.д дорога.

Смешно, но мы даже не знали, с какой стороны станция – слева или справа. Проехала легковая машина. Соображения не хватило махнуть рукой – вдруг остановится? Подруга моя, увидев станцию со стоящим поездом, ушла, что называется в спринтерский отрыв, я же еле волочила ноги. Надо отдать ей должное, она добежала до вагона, и если бы не я, находившаяся в пятистах метрах от финиша, уехала бы без проблем. Увы! Ей со мною не повезло. Поезд ушёл без нас. К слову, железная дорога связала Печоры с Москвой и Петербургом в 1886г. Ныне, когда г.Печоры вновь стал пограничным городом, дорога связывает его лишь со Псковом.

На остановке автобуса людей не было – это говорило о том, что дальше придётся двигаться пешком. Эта перспектива была безрадостна, но альтернативы не было. От ж.д. станции дорога идёт в ложбине довольно резко вверх и обрамляется лесом с обеих сторон. В другой ситуации прогулка по нему в сторону центра, так полагаю, доставила бы массу удовольствия. Но не в этот раз.

У меня задача была минимизирована до крайности: идти с такой скоростью, чтобы не рухнуть на обочине. Пройдя уже достаточно далеко от вокзала, услышали шум ехавшей сзади машины. Ни на что не надеясь, махнули на всякий случай рукой. Машина притормозила. Выяснив, куда мы хотим попасть и объяснив, где нас высадит, шофер открыл нам двери.

Не припомню такого чувства наслаждения от поездки в автомобиле, какое испытала тогда. Я даже не расстроилась от того, что от развилки, где нас высадили, дальше, к центру города пришлось идти довольно продолжительное время пешком. Настроение уже было философским.

Как мы впоследствии шутили, Печоры нас не могли отпустить, пока мы не пройдём по его окрестностям крестным ходом (в рюкзаках наших лежали почти все местночтимые иконы), к тому же мы тёзки, а желания, задуманные между двумя тёзками, как известно, исполняются. Конечно, шучу. Ведь город не знал, какой он "удостоился чести" быть показанным нам – залётным двум птицам-"говорунам".

Город оказался очень интересен и своим местоположением, и застройкой, и своим единением с природным ландшафтом. Там буквально. на каждой улице можно было встретиться с историей во всех её ликах: архитектурных, военно-исторических, религиозных и бытовых. Не теряю надежды ещё раз там побывать.

Дальше события развивались так, как и положено в среде здравомыслящих людей. Дошли до автобусной станции, моя подруга, как заботливая мама, зашла в магазин за едой. В ожидании микроавтобуса осматривали площадь у автобусной станции. На площади уже стояла украшенная к Новому году высокая ель. Площадь была застроена домами типичной застройки советских времён.

Обратили внимание на красное здание с часами, по виду похожее на водонапорную башню. Как впоследствии прочитала, это действительно оригинальное здание построено в 1903г. как водонапорная башня. Со временем она лишь увеличилась в размерах и в высоте.

После непродолжительного ожидания сели в подошедшую "тэшку", спокойно, и, как показалось, довольно быстро, доехали до Пскова. Там перебазировались на ж.д. вокзал. Без проблем взяли билеты и сели к батареям в зале ожидания сушиться. Когда боле-менее высохли, прошлись по псковской улице вблизи вокзала – исполнили ритуал первого знакомства с городом.

Ночь в поезде пролетела мгновенно – мы спали как младенцы. Самое замечательное заключается в том, что моя простуда к моменту возвращения практически прошла, а моя насквозь промокшая подруга не заболела.

Все мы в гордыне безмятежной.
В себя лишь верою полны.
Идём у пропасти безбрежной,
На вал сшибающей волны.

Нам научиться надо малость:
Любить и слабости прощать.
Тогда возвышенная радость
Нас будет часто посещать.

Нам всем удачи очень не хватает.
Всем хочется прекрасного вдохнуть.
Пусть неудача только укрепляет,
Нам расскрывая таинства и суть.

Пусть каждая ошибка - нам в ученье,
Ложится как прожитая строка.
Нам каждая слезинка для прозренья, -
Для мудрости неведомой пока.

Людмила Ларкина.

Редактировалось Дата:
Поставьте свой рейтинг этой записи блога:
0
Отследить ссылку URL этой блоговской записи

Комментарии

  • Никаких комментариев пока не было создано. Будьте первым комментатором.

Оставить комментарий

Гость Четверг, 13 августа 2020

Икона дня

Календарь

Храмы Санкт-Петербургской епархии на карте

Псково-Печерский монастырь

Знаете ли вы...

" Что территория Швейцарии примерно равна половине площади Ленинградской области?"

Календарь событий

Loading ...